М.А. Харченко

ДИАГНОСТИКА ПРОЯВЛЕНИЙ ТРЕВОЖНОСТИ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ

Каф. общей и социальной психологии ГОУ ВПО «Воронежский государственный университет»

Резюме. Рассмотрен вопрос о диагностике проявлений тревожности у лиц юношеского возраста. Обсуждается проблема повышения точности психологических измерений, связанная с построением сильных измерительных шкал. Показана возможность построения интервальных шкал при использовании рисуночных проективных методов на примере изучения проявления тревожности. На репрезентативной стратифицированной выборке лиц юношеского возраста рассчитаны психодиагностические нормы проявления компонентов агрессивности.

Ключевые слова: тревожность, психодиагностика, проективные техники, интервальная шкала тревожности, процентильная нормализация.

Актуальность. Интенсивные изменения, происходящие в последнее десятилетия в российском обществе, задают новые ориентиры во всех сферах общественной жизни и предъявляют новые требования к личности. Сегодня востребован человек творческий, интеллектуально развитый, умеющий учиться, гибко адаптироваться к постоянно меняющимся жизненным ситуациям, способный применять полученные знания на практике, искать пути рационального и нестандартного разрешения возникающих проблем. Вузовский этап профессионального становления личности – очень ответственный и сложный этап, в течение которого юноша или девушка должны получить знания, научиться самостоятельно работать над собой, приобрести специальные навыки. В процессе профессионального становления происходит развитие личности, освоение профессионально ориентированных видов деятельности, усвоение новой социальной роли, приобретение профессионального опыта. Во время обучения в вузе на личность действуют внешние и внутренние факторы, которые могут препятствовать ее профессиональному становлению. Одним из таких факторов является высокая личностная тревожность, которая не только мешает продуктивной учебной деятельности студента, но и делает человека более подверженным стрессу.

Тревожность – это мрачное предчувствие, опасение, вызванное угрозой каким-либо ценностям, которые индивид считает значимыми для собственной личности (Мэй, 2001).

Тревожность есть диффузное опасение и в отличие от страха, представляющего собой реакцию на конкретную опасность, тревожность беспредметна, неконкретна, рассеяна (Головин, 2003). Особой характеристикой тревожности является ощущение неопределенности и беспомощности перед лицом опасности. При этом угроза может быть направлена на физическую или психическую жизнь (угроза смерти, потери свободы), или на какую-то другую ценность, которую индивид связывает со своим существованием (патриотизм, любовь). Поводы для тревожности у разных людей различны, поскольку угроза направлена на ценности, которые индивид считает сутью своего бытия и основой своей личной безопасности, а все люди обладают индивидуальными ценностями. Поскольку тревожность затрагивает фундамент личности (ядро, сущность), индивид бессилен предпринять какие-либо защитные меры, направленные против угрозы. То есть индивид чувствует себя пойманным, или подавленным, если тревожность является выраженной: индивид испытывает страх, но не может определить точно, чего именно он боится.

Термины «диффузный» и «рассеянный» не означают, что тревожность менее болезненна, чем другие эмоции. Например, при равенстве других чувств, тревожность обычно переживается даже более болезненно, чем страх. В то же время, отличные от тревожности эмоции, такие как страх, гнев, также имеют всеохватывающий характер (охватывают весь организм). Скорее диффузность и недифференцированность тревожности связаны с уровнем личности, на котором воспринимается угроза. Индивид испытывает различные страхи, исходя из сформированной им модели безопасности, но при тревожности угрозе подвергается именно сама модель безопасности (Астапов, 2001).

Тревожность является беспредметной, потому что она наносит удар по основе психологической структуры, на которой строится восприятие «Я», отличное от внешнего мира (Березин, 1988), и чем меньше в состоянии тревожности индивид способен различать свое «Я», тем меньше он способен дать ситуации адекватную оценку. В тяжелых клинических случаях тревожность часто переживается как распад «Я». Таким образом, беспредметная природа тревожности проистекает из того, что угрозе подвергается основа безопасности индивида, и поскольку индивид способен осознавать себя в своих взаимоотношениях с объектами, только основываясь на этой дающей безопасность позиции, то субъективное и объективное перестают различаться.

А.М. Прихожан (2000) ввела понятие «формы тревожности». Форма тревожности – это особое сочетание характера переживания, осознания, вербального и невербального выражения в характеристиках поведения, общения и деятельности. Форма тревожности проявляется в стихийно складывающихся способах ее преодоления и компенсации, а также в отношениях индивида к этому переживанию. А.М. Прихожан говорит о наличии двух основных категорий тревожности: открытой, сознательно переживаемой и проявляемой в поведении и деятельности в виде состояния тревоги, и скрытой, в разной степени не осознаваемой, проявляющейся либо чрезмерным спокойствием, нечувствительностью к реальному неблагополучию и даже отрицанием его, либо косвенным путем через специфические способы поведения. Внутри этих категорий выделяются различные формы тревожности.

Исследования открытой тревожности выявили три ее формы: острую, компенсируемую и культивируемую.

Острая, нерегулируемая или слабо регулируемая тревожность – сильная, осознаваемая, проявляемая внешне через симптомы тревоги; самостоятельно справиться с ней индивид не может.

Регулируемая тревожность позволяет индивиду самостоятельно вырабатывать достаточно эффективные способы ее преодоления. По характеристикам используемых для этих целей способов внутри этой формы выделяются две субформы: а) снижение уровня тревожности и б) использование ее для стимуляции собственной деятельности, повышения активности. Важной характеристикой обеих форм является то, что тревожность оценивается индивидами как неприятное, тяжелое переживание, от которого они хотели бы избавиться.

Культивируемая тревожность осознается и переживается как ценное для личности качество, позволяющее добиваться желаемого. Культивируемая тревожность выступает в нескольких вариантах. Во-первых, она может признаваться индивидом как основной регулятор его активности, обеспечивающий его организованность, ответственность. Во-вторых, она может выступать как некая мировоззренческая и ценностная установка. В-третьих, она нередко проявляется в поиске определенной «условной выгоды» от наличия тревожности и выражается через усиление симптомов.

Разновидностью культивируемой тревожности является форма, которую можно назвать «магической». В этом случае индивид как бы «заклинает злые силы» с помощью постоянного проигрывания в уме наиболее тревожащих его событий, постоянных разговоров о них, не освобождаясь, однако, от страха перед ними, а еще более усиливая его.

Скрытая тревожность встречается существенно реже, чем открытая. Одна из ее форм – «неадекватное спокойствие». В этих случаях индивид, скрывая тревогу как от окружающих, так и от самого себя, вырабатывает сильные и негибкие способы защиты от нее, препятствующие осознанию как определенных угроз в окружающем мире, так и собственных переживаний. У таких людей не наблюдается внешних признаков тревожности, напротив, они характеризуются повышенным спокойствием. Эта форма очень нестойкая, она достаточно быстро переходит в открытые формы тревожности (в основном в острую, нерегулируемую).

Особым вариантом «неадекватного спокойствия» можно считать форму, обозначенную А.М. Прихожан как «субъективно скрытая тревожность». В последней выраженность всех внешних признаков тревоги сочетается с «абсолютным спокойствием», проявляемым по результатам экспериментальных проб, но одновременно, по самоотчетам, сопровождается смутным, диффузным переживанием, в вербализации которого индивид испытывает существенные затруднения.

Другими формами скрытой тревожности являются «уход от ситуации» и «замаскированная тревожность». «Маски» тревожности – это такие формы поведения, которые, имея вид ярко выраженных проявлений личностных особенностей, порождаемых тревожностью, позволяют человеку вместе с тем переживать ее в смягченном виде и не проявлять вовне. В качестве «масок» чаще всего выступают агрессивность, зависимость, апатия, чрезмерная мечтательность.

А.М. Прихожан (2000) выделяет два типа проявления тревожности с разной степенью ее осознания: агрессивно-тревожный и тревожно-зависимый.

Агрессивно-тревожный тип встречается и при открытых, и при скрытых формах тревожности в виде прямого выражения агрессивных форм поведения. У таких людей наблюдается ярко выраженное чувство опасности, своеобразная смесь агрессии и тревоги: совершая агрессивный поступок, индивид как бы извиняется, сам боится своей «смелости».

Тревожно-зависимый тип наиболее часто встречается при открытых формах тревожности, особенно при острой нерегулируемой и культивируемой формах. Отмечаются как позитивные, так и негативные формы зависимости, начиная от чрезмерного послушания и заканчивая повышенной заботливостью, вниманием к другим людям, вплоть до самоотречения. У таких людей наблюдается повышенная чувствительность к эмоциональному самочувствию другого человека. Зависимость наиболее тесно связана с тревожностью, поскольку актуализируемое в этом случае чувство беспомощности, невозможности справиться с ситуацией, незащищенности порождает у человека потребность в помощи, поддержки со стороны других людей, чувство зависимости от них.

Анализ форм тревожности и связанных с ними стихийно образуемых способов ее компенсации, регуляции и преодоления, показывает, что у индивидов они не могут быть описаны лишь как защитные и определены через действия защитных механизмов. Нередко указанные способы представляют собой своего рода зачаточные, заторможенные или деформированные варианты эффективных путей преодоления трудностей, на основе которых может быть построена работа по преодолению тревожности. Вместе с тем устойчивая тревожность оказывает негативное влияние на деятельность и развитие личности, вне зависимости от того, в какой форме она проявляется. Тревожность придает деятельности выраженный приспособительный характер. Это во многом объясняется тем, что деятельность осуществляется не по внутренним, присущим самой деятельности мотивам, а в значительной степени определяется тревожностью, то есть внешнему по отношению к деятельности, чуждому ей мотиву.

Устойчивость и интенсивность переживания тревожности чрезвычайно расширяют круг ситуаций и обстоятельств, которые оказываются для человека значимыми, что соответствует представлениям о гиперестезических реакциях как таком уровне явлений тревожного ряда, когда ранее нейтральные стимулы становятся эмоционально значимыми и приобретают негативную окраску. Часто происходит не только расширение круга таких ситуаций и обстоятельств, но и включения в них представлений о себе, в результате чего гиперестезия в первую очередь обращается на себя, на свои проявления даже в полностью безоценочной обстановке. Другими словами, даже нейтральные ситуации индивиды превращают для себя в оценочные.

Перейдем к рассмотрению концептуальных проблем исследования тревоги. Многозначность в понимании тревоги как психического явления вытекает из того факта, что разные исследователи используют термин «тревога» в различных значениях. В основном термин «тревога» употребляют в трех значениях: тревога как переходящее состояние, тревога как сложный процесс, включающий компоненты стресса и угрозы, тревога (тревожность) как личностное свойство (Куликов, 2000).

Чаще всего термин «тревога» используется для описания неприятного по своей окраске эмоционального состояния или внутреннего условия, которое характеризуется ощущениями напряжения, беспокойства, мрачных предчувствий, а с физиологической стороны – активацией автономной нервной системы. Состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе элементы опасности, угрозы, вреда. Оно может варьироваться по интенсивности и изменяться по времени (Корсини, 2003).

Тревогу как состояние рассматривает Н.Д. Левитов (1969). Он считает, что состояние тревоги сложно и поэтому важно учитывать особенности как ситуаций, провоцирующих это состояние, так и его внешних и внутренних проявлений, в том числе переживаний, которые могут существенным образом влиять на поведение. Во многих состояниях тревоги значительное место занимает страх в форме опасения, но было бы неправильным считать тревогу и страх синонимами. Бывают состояния тревоги, в которых страх отсутствует или занимает незначительное место. Например, человек переживает тревогу, когда частые телефонные звонки мешают ему сосредоточиться на работе. В этой тревоге страха нет. Тревога не должна обязательно сопровождаться боязнью, что ожидаемое не произойдет. Здесь в психическом состоянии на первый план выступает именно неопределенность, досада.

Состояние тревоги вызывается также изменениями в условиях жизни, в привычной деятельности, нарушением динамического стереотипа. Явление ошибки также переживается субъективно как тревога. Тревога при изменениях условий, ломке стереотипа всегда содержит в себе боязнь возможных неприятностей, но когда человек расстается с привычной для него обстановкой, тревога переживается иначе, в ней заметно выступает грусть, вызванная расставанием с тем, к чему человек привык.
Состояние тревоги одной из своих причин имеет действие раздражителя, условно связанного с неприятностью, угрозой. В этом состоянии в качестве его компонента выступает чувство опасения или страха. Иногда состояние тревоги вызывается ожиданием воображаемой неприятности или угрозы. Такое состояние нередко переживают хорошо подготовленные к ответу, учащиеся, представляя возможную неприятность. Состояние тревоги может также порождаться отсрочкой, задержкой в появлении ожидаемого объекта или действия.

Таким образом, тревогу можно определить как психическое состояние, которое вызывается возможными или вероятными неприятностями, неожиданностью, изменением в привычной обстановке и деятельности, задержкой приятного, и выражается в специфических переживаниях (опасения, волнения, нарушения покоя и др.) и реакциях.

В рамках концепции, понимающей тревогу как процесс, тревога рассматривается как последовательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся в результате воздействия на человека различных форм стресса (Астапов, 2001). Этот процесс может быть вызван внешним стрессовым раздражителем или некоторым внутренним источником, интерпретируемым субъектом как опасный или угрожающий. Когнитивная оценка опасности влечет за собой состояние тревоги или возрастание наличного уровня интенсивности этого состояния. Таким образом, состояние тревоги включено в структуру общего процесса тревоги, а концепция тревоги как процесса должна включать следующие во времени компоненты: стресс, восприятие угрозы, состояние тревоги.

Поскольку возрастание состояния тревоги переживается индивидом как неприятное, болезненное, постольку когнитивные и поведенческие реакции, включенные в это состояние, несут функцию минимизации возникающего дискомфорта. Возникший процесс тревоги сопровождается процессом переоценки стрессовых условий, эта переоценка способствует выбору соответствующих перекрывающих механизмов, облегчающих переживание стресса, а также активации некоторых механизмов типа избегании, выводящих индивида из ситуации, вызывающей тревогу. Если же возможности преодолеть или избежать стресс не существует, включаются механизмы психологической защиты (подавление, отрицание, проекция и др.), функция которых состоит в уменьшении состояния тревоги. Эти механизмы искажают восприятие стимула, вызывающего тревогу. Таким образом, состояние тревоги влечет за собой когнитивную переоценку и включение механизмов психологической защиты.

Термин «тревога» или, точнее, «тревожность» используется также для обозначения относительно устойчивых индивидуальных различий в склонности индивида испытывать это состояние. В этом случае тревожность означает черту личности. Тревожность, как черта, или личностная тревожность не проявляется непосредственно в поведении. Но ее уровень можно определить исходя из того, как часто и как интенсивно у индивида возникают состояния тревоги. Личность с выраженной тревожностью склонна воспринимать окружающий мир как заключающий в себе угрозу и опасность в значительно большей степени, чем личность с низким уровнем тревожности. Следовательно, индивиды с высоким уровнем тревожности более подвержены влиянию стресса и склонны переживать состояния тревоги большей интенсивности и значительно чаще, чем индивиды с низким уровнем тревожности. Тревожность как свойство личности означает приобретенную поведенческую диспозицию, которая предрасполагает индивида к восприятию широкого круга объективно безопасных обстоятельств как содержащих угрозу, побуждая реагировать на них состояниями тревоги, интенсивность которых не соответствует величине объективной опасности (Бурлачук, 1999).

Тревожность как устойчивое образование тесно связана с Я-концепцией человека, с чрезмерным, мешающим деятельности самонаблюдением, вниманием к своим переживаниям. Тревожность обладает собственной побудительной силой, выступает как мотив, имеющий достаточно устойчивые, привычные формы его реализации в поведении (Палей, 2003).

Ж. Тейлор проводила исследования людей с различными уровнями тревожности и выделила следующие их особенности:

1) для людей с низким уровнем личностной тревожности характерно ярко выраженное спокойствие, они не воспринимают угрозу своему престижу, самооценке даже когда она реально существует. Такие люди спокойны, считают, что лично у них нет поводов и причин волноваться за свою жизнь, репутацию, поведение и деятельность. Вероятность возникновения конфликтов, срывов, аффективных вспышек у них крайне мала;

2) людям со средним уровнем личностной тревожности свойственны уравновешенность, собранность, уверенность в своих силах. Они воспринимают угрозу своей жизни, репутации, деятельности только когда она реально существует. Такие люди адекватно воспринимают замечания, советы в свой адрес. Тревожность у них возникает лишь в особо важных и личностно значимых ситуациях (экзамен, стрессовые ситуации);

3) для людей с высоким уровнем личностной тревожности характерна склонность в широком диапазоне ситуаций воспринимать любое проявление качеств их личности, любую заинтересованность в них как возможную угрозу их престижу, самооценке. Сложные ситуации они склонны воспринимать как угрожающие, катастрофические. Соответственно восприятию проявляется и сила эмоциональной реакции. Такие люди вспыльчивы, раздражительны и находятся в постоянной готовности к конфликту, защите, даже если в этом объективно нет надобности. Для них, как правило, характерна неадекватная реакция на замечания, советы и просьбы. Особенно велика возможность нервных срывов, аффективных реакций в ситуациях, где речь идет об их компетенции в тех или иных вопросах, их престиже, самооценке. К срывам, конфликтам, к созданию различного рода психологических барьеров, препятствующих эффективному взаимодействию с такими людьми, ведет излишнее подчеркивание результатов их деятельности или способов поведения как в лучшую, так и в худшую сторону, категоричный по отношению к ним тон или тон, выражающий сомнение. К высоко тревожным индивидам опасно предъявлять категорично высокие требования, даже в ситуациях, когда объективно они выполнимы для них, неадекватная реакция на такие требования может задержать, а то и вообще отодвинуть на долгое время выполнение требуемого результата.

Таким образом, тревожность как личностное свойство является устойчивым образованием, которое предрасполагает индивида к переживанию эмоционального дискомфорта, связанного с ожиданием неопределенной угрозы, предчувствием грозящей опасности.

Цель исследования заключалась в построении тестовых норм уровней проявлений тревожности у студенческой молодежи как наименее ригидной и соответственно более динамичной части современного социума.

Материал и методы исследования. Для построения тестовых норм уровней проявления тревожности у современной студенческой молодежи в 2007-2009 гг. было проведено эмпирическое исследование, базой которого являлся Воронежский государственный университет. Объектом эмпирического исследования выступали 150 студентов-психологов.

Тревожность у студентов исследовалась с помощью шкалы личностной тревожности опросника Спилбергера-Ханина (вопросы 21-40), а также проективных рисуночных методик «Рисунок несуществующего животного», «Дом, дерево, человек».

Полученные результаты и их обсуждение. Для диагностики уровня личностной тревожности «сырые» баллы, получаемые путем сложения баллов по отдельным вопросам опросника Сприлбергера-Ханина, были переведены в интервальную шкалу.Для расчета норм использовалась стандартная процедура процентильной нормализации: «сырые» баллы были пересчитаны по формулам нормального интеграла в интервальные z-оценки:


,             ,

где n – объем выборки стандартизации, ni – частоты, ki – кумулятивные частоты. Рассчитанные нормы по опроснику Спилбергера-Ханина приведены в табл. 1.

Таблица 1.

Стандартизация показателей тревожности опросника Спилбергера-Ханина.

Уровни

«Сырые» баллы показателя ПТ

очень низкий

20-24

низкий

25-32

ниже среднего

33-37

средний

38-46

выше среднего

47-52

высокий

53-61

очень высокий

62-80

Рисуночные проективные методики основаны на теории психомоторной связи и используют факт отображения индивидуально-психологических особенностей субъекта графической деятельности в продуктах этой деятельности. Предлагаемый сюжет рисунка представляет собой слабо структурированный материал, на который испытуемый проецирует свои личностные особенности, в том числе и тревожность. В практических руководствах к проективным рисуночным методикам результаты анализа представлены в описательных формах, степень тревожности определяется наличием штриховки, жирных линий.

Испытуемым предлагалось нарисовать на четырех нелинованных белых листах бумаги формата А4 несуществующее животное, дом, дерево и человека. Задание сопровождалось следующей инструкцией: «Пожалуйста, нарисуйте на одном листе бумаги рисунок несуществующего животного, на другом – рисунок дома, на третьем – рисунок дерева и на четвертом – человека». С целью стандартизации полученной информации качественный анализ рисунков испытуемых необходимо дополнить количественным, введя шкалы тревожности в обеих методиках. Проанализировав психодиагностические руководства и выявив качественные признаки проявления различных видов тревожности в рисунках несуществующего животного, дома, дерева и человека, были составлены шкалы для получения «сырых» показателей тревожности.
Шкала тревожности в рисунке несуществующего животного. Признаки тревожности были отнесены к 3 категориям: рот несуществующего животного, затемнение контуров фигуры несуществующего животного, жирная линия с нажимом в фигуре несуществующего животного. Ниже приведены диагностические признаки тревожности по указанным категориям.

1. Округлый, заштрихованный рот:

0 баллов – обыкновенный рот (не округлый, не заштрихованный);

1 балл – наличие одного признака (округлый или заштрихованный рот);

2 балла – округлый, заштрихованный рот.

2. Контуры фигуры: затемненные, заштрихованные:

0 баллов – отсутствие затемнений;

1 балл – затемнение (штриховка) контуров отдельных частей фигуры;

2 балла – затемнение (штриховка) контуров всей фигуры.

3. Наличие жирных линий и сильного нажима в фигуре:

0 баллов – отсутствие жирных линий и сильного нажима в фигуре;

1 балл – жирная линяя и сильный нажим в отдельных частях фигуры;

2 балла – жирные линии и сильный нажим во всей фигуре.

Шкала тревожности в рисунке дома.

Признаки тревожности были отнесены к 4 категориям: стена и крыша дома, штриховка контуров дома, кусты на рисунке дома. Ниже приведены диагностические признаки тревожности по указанным категориям.

1. Область стены: наличие фундамента, акцентированного контура основы стены:

0 баллов – отсутствие фундамента, акцентированного контура основы стены;

1 балл – наличие одного из признаков (наличие фундамента или акцентированного контура основы стены);

2 балла – наличие и фундамента и акцентированного контура основы стены;

2. Область крыши: крыша с жирным контуром:

0 баллов – отсутствие жирного контура на крыши;

1 балл – жирная линия в отдельных местах контура крыши;

2 балла – жирная линия по всему контуру крыши.

3. Наличие штриховки в рисунке дома:

0 баллов – контуры дома не заштрихованы;

1 балл – наличие штриховки в отдельных местах дома (заштрихована только крыша или только стена и т. п.)

2 балла – заштрихован весь дом.

4. Наличие кустов на рисунке:

0 баллов – отсутствие кустов;

1 балл – наличие одного куста;

2 балла – наличие двух и более кустов.

Шкала тревожности в рисунке дерева.

Признаки тревожности были отнесены к 3 категориям: штриховка отдельных частей дерева, ствол и корни дерева. Ниже приведены диагностические признаки тревожности по указанным категориям.

1. Наличие штриховки в рисунке дерева:

0 баллов – контуры дерева не заштрихованы;

1 балл – наличие штриховки в отдельных частях дерева (заштрихована или крона, или ствол, или корни);

2 балла – заштриховано все дерево.

2. Область ствола: линии ствола кривые:

0 баллов – ствол прямой;

1 балл – кривой или верх ствола, или середина ствола, или низ ствола;

2 балла – весь ствол кривой.

3. Область корней: корни больше ствола:

0 баллов – корни составляют не более одной третьей ствола;

1 балл – корни составляют более одной третьей ствола, но не превышают длину ствола;

2 балла – корни превышают длину ствола.

Шкала тревожности в рисунке человека.

Признаки тревожности были отнесены к 6 категориям: подчеркнутость линий, фон на рисунке, эскизный контур человека, штриховка волос человека, стирания в рисунке, неровный нажим в фигуре человека. Ниже приведены диагностические признаки тревожности по указанным категориям.

1. Наличие подчеркнутой линии:

0 баллов – отсутствие подчеркнутой линии;

1 балл – наличие одной подчеркнутой линии;

2 балла – наличие двух и более подчеркнутых линий.

2. Фон: наличие туч:

0 баллов – отсутствие фона и туч на фоне;

1 балл – наличие одной тучи;

2 балла – наличие двух и более туч.

3. Эскизный контур:

0 баллов – контур выполнен линиями средней толщины;

1 балл – отдельные части человека выполнены в виде эскиза;

2 балла – весь контур человека выполнен в виде эскиза.

4. Наличие заштрихованных волос:

0 баллов – волосы выполнены без штриховки;

1 балл – в некоторых фрагментах волос имеется штриховка;

2 балла – волосы сильно заштрихованы.

5. Наличие стираний в рисунке человека:

0 баллов – отсутствие стираний;

1 балл – наличие одного стирания;

2 балла – наличие двух и более стираний.

6. Наличие неровного нажима в фигуре человека:

0 баллов – одинаковый нажим во всей фигуре человека;

1 балл – неровный нажим в одной – двух частях фигуры человека;

Сырой показатель тревожности ПТрис, подсчитываемый путем сложения баллов по каждому диагностическому признаку, переводится в интервальную шкалу (z–оценки) с помощью процентильной нормализации. Результаты стандартизации шкалы рисуночных методик на стратифицированной выборке лиц юношеского возраста объемом 150 человек приведены в табл. 2.

Таблица 2.

Стандартизация показателей тревожности рисуночных методик


Уровни

«Сырые» баллы показателя ПТрис

очень низкий

0-1

низкий

2-4

ниже среднего

5

средний

6-8

выше среднего

9-10

высокий

11-13

очень высокий

14-32

Выводы. Проведенная психометрическая процедура позволит практическим психологам и психиатрам более эффективно и качественно диагностировать проявления тревожности у лиц юношеского возраста.

 

Abstract

M.A. Kharchenko

DIAGNOSTIC DISPLAYS ANXIETY IN STUDENT

Voronezh State University (VSU), Department of General and Social Psychology

Summary. The question of diagnostics of demonstration of anxiety is considered for youth. The problem of increasing psychological measurement accuracy connected with strong measuring scales modelling is discussed. The possibility of interval scales modeling in drawn projective techniques is shown by the example of studying the demonstration of anxiety. Based on representative stratified random number of youth probationers, the diagnostics norms for components of demonstration of anxiety have been calculated.

Key words: anxiety, psychodiagnostics, projective techniques, interval scale of anxiety, percentile normalization.

Сведения об авторе:

Харченко Максим Андреевич – к.п.н.,  доцент кафедры общей и социальной психологии Воронежского государственного университета; Телефон: 55-70-28 (рабочий); e-mail: maxquail@gmail.com

 

 

Назад На главную Правила предоставления рукописей